Библиотека имени ВИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Библиотека имени ВИ » Самиздат » Драббл-фест


Драббл-фест

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Крупская помешивала в кастрюле несоленую гречневую кашу и неодобрительно смотрела на Владимира Ильича, который, закинув ноги на стол, вертел в руках новый фотоаппарат. Ленин опять сидел на диете.
- А что ты думаешь, Наденька, как мне лучше? - на этих словах Ленин резво втянул щеки, живот и, кажется, даже немного задницу, а затем расслабился и пудингообразной массой свесился с края табурета.
- Тебе любому хорошо, дорогой, - Крупская попробовала кашу, каша была отвратительна, как и все, что окружало ее последние годы: начиная от собственного тела и заканчивая студнем на табурете.
- Но ты даже не посмотрела на меня, - Ленин обиженно надулся и стал еще больше, хотя казалось, что это невозможно.
От неловкой ситуации Надежду Константиновну спас звонок в дверь. В последнее время это случалось все чаще.

***

Продолжение.

Ленин и хомяки ходоки
За дверью стояли ученики.
Крупская впустила их и вернулась на кухню, где не обнаружила Владимира Ильича на привычном табурете. На всякий случай она заглянула под стол, но там он тоже отсутствовал.
В этот момент из комнаты раздался нестройный хор голосов, среди которого опытное ухо сразу выделило знакомые подвывания. Ленин действительно был там, лежал на диване и дирижировал рукой, с зажатой в ней надкусанной куриной ножкой.
"А как же диета?" хотелось спросить Крупской, но она промолчала.
- Не переутомись, дорогой, - сказала она и вернулась на кухню, где нашла в холодильнике палку вареной колбасы и употребила ее по назначению.

***

Владимир Ильич задумчиво качался на стуле. Пришло время творить, но мыслей в голове не было, как, собственно, и всегда. Внезапно Ленину в голову залетела казалось бы отличная идея и он спешно застучал по клавишам, пока она не вылетела в какое-нибудь отверстие.

"Я все еще пишу свой гениальный труд, но не могу работать в таких ужасных условиях. Я держусь из последних сил, но надолго меня не хватит. Моя голова раскалывается, Надежда Константиновна хлопочет вокруг и прикладывает к моему лбу мокрое полотенце. Но я должен справиться, хотя бы ради потомков, на которых мой труд окажет огромное воздействие"

Владимир Ильич нажал кнопку "отправить" и еще раз качнулся на стуле. Тот и правда ужасно скрипел.

(с)

2

Революция близилась к концу. Рабочие и крестьяне радостно заполоняли удобные ниши и ступеньки у дома Владимира Ильича. Буржуазия затаилась, хоть и продолжала являться в ночных кошмарах.
- Наденька! - частенько вскидывался по ночам Ленин, и Крупская привычно принималась за массаж сведенных вождевых членов.
Жара нещадно лобызала потную лысину и вымораживала мозг. Дорогой кондиционер не охлаждал пылающую натуру.
- Жарко, - жаловался Ленин, утираясь платочком, - все ноги себе персидским ковром обжег.
Рабочие и крестьяне молча томились на раскаленных ступеньках.
Было скучно.
Ленин листал уже никому не нужные листовки и плакал.
- Как будто не я писал, - утирая слезы умиления, делился он с верной подругой.
Надежда Константиновна ласково целовала натруженные пальцы и нежно дула на ковер. Не имело значения, что листовки всегда составляла она, все равно все это было делом Ленина.

(с)

3

Однажды вождь сидел у окна и задумчиво поигрывал дилдо Надежды Константиновны.
- Владимир Ильич, - окликнул его безработный рабочий с улицы, - хлеб-то будет?
- Вы бы, батенька, еще згелищ потгебовали, - помахивая дилдо, флегматично заметил Ленин, - чай не в Гиме.
На следующий день поползли слухи, что Ленин показывает случайным прохожим свой резиновый хуй.

***

- Эк вы, батенька, растолстели, - Ильич похлопал по плечу дородного крестьянина. - Стало быть, лучше людишки жить стали, лучше. Но все-таки пузо и сиськи надо подтягивать. Бегите пгимег с меня!
На следующее утро поползли слухи, что у Ленина есть сиськи, но он их скрывает.
(c)

4

- Что-то, Феликсэдмундыч, плохо пгодвигается габота с тгудовыми массами, - рассеянно сказал Ильич, томно обмахиваясь третьим томом ленинизмов.
- Учтем, - сурово кивнул Феликс, хватаясь за телефон.

- Вечер добрый, товарищ! - начал Феликс бодренько. - Как жизнь? Как настроение? Боевое? Отлично-с, отлично-с... А скажите-ка, дорогой мой, па-ачему третьего дня на вашей лестничной площадке были замечены представители партии меньшевиков? Враги, так сказать, трудового народа и лично Великого Вождя? Ах, живут по соседству? Вы, батенька, зубы-то мне не заговаривайте! Владимир Ильич, между прочим, держит постоянную связь с Духом Всея Коммунизма! Да-с! И великий Дух, так сказать, информирует! Своевременно!

Эдмундыч то и дело вопросительно косится на Вождя. Тот, вальяжно развалившись к креслице, благостно кивает. Феликс, вдохновленный ласковым прищуром Великого, продолжает вещать:

- ...и учтите, дорогой товарищ, если вы не прекратите свои тайные шашни с меньшевиками - к вам приедет Надежда Константиновна! Да, собственной персоной! Наставит, так сказать, на ум! Так что думайте, товарищ, думайте!

Вождь мирового пролетариата удовлетворенно вздыхает.

(c)

5

Феликс открывает Вождю дверь и говорит: Владимир Ильич, я знаю страшную тайну!
-нуте-с, нуте-с, батенька - отвечает Вождь.
Феликс идет по квартире и с таинственным видом гасит весь свет. Даже лампу под зеленым абажуром.
-Известно ли вам, Владимир ильич, куда девается весь свет, когда его выключают?
-Это великая тайна, Феликс Эдмундович, - отвечает Вождь. - но когда-нибудь, п'ги коммунизме она будет 'газ'гешена. Ибо коммунизм - есть советская власть плюс элект'гификация...
И тут Феликс Эдмундович с видом фокусника распахивает холодильник:
-Да вот же он, Владимир Ильич.
И Ленин, глядя в заскорузлые недра давно немытого Феликсова холодильника, мечтает о коммунизме...
(c)

6

- Что-то, Феликсэдмундыч, плохо пгодвигается габота с тгудовыми массами, - рассеянно сказал Ильич, томно обмахиваясь третьим томом ленинизмов.
- Учтем, - сурово кивнул Феликс, хватаясь за телефон.

- Вечер добрый, товарищ! - начал Феликс бодренько. - Как жизнь? Как настроение? Боевое? Отлично-с, отлично-с... А скажите-ка, дорогой мой, па-ачему третьего дня на вашей лестничной площадке были замечены представители партии меньшевиков? Враги, так сказать, трудового народа и лично Великого Вождя? Ах, живут по соседству? Вы, батенька, зубы-то мне не заговаривайте! Владимир Ильич, между прочим, держит постоянную связь с Духом Всея Коммунизма! Да-с! И великий Дух, так сказать, информирует! Своевременно!

Эдмундыч то и дело вопросительно косится на Вождя. Тот, вальяжно развалившись к креслице, благостно кивает. Феликс, вдохновленный ласковым прищуром Великого, продолжает вещать:

- ...и учтите, дорогой товарищ, если вы не прекратите свои тайные шашни с меньшевиками - к вам приедет Надежда Константиновна! Да, собственной персоной! Наставит, так сказать, на ум! Так что думайте, товарищ, думайте!

Вождь мирового пролетариата удовлетворенно вздыхает.

(с)

7

- Пятый! - Ленин раздраженно шагал по кабинету директора мебельного комбината - туда-сюда, туда-сюда. - Пятый, я вам говогю! Пятый стул сломался, чуть я попгобовал на него сесть. Что же вы, батенька, такое говно выпускаете?
- Недоволен, - прошептал подслушивающий через замочную скважину рабочий остальным, столпившимся у двери. - Стулом недоволен. Разваливается. Говорит, говно.
На следующий день поползли слухи, что у Ленина стул жидкий.

(с)

8

- Часы - догогие, мебель - догогая, гемонт - догогой, а в целом - все хуйня, - перечислял Ильич, загибая пальцы. - Дома в Лондоне нет, в Париже - нет, в Чехии - нет, в Голландию не пускают, политический. Кембгидж - занюханный Кембгидж! - прислал отказ. Им, видите ли, пгостой гусской гимназии мало! Догогое мигоздание, когда же это закончится?! Где же ты, догогое мигоздание?
На следующий день поползли слухи, что у Ленина много дорогой хуйни, но мироздание для него - слишком дорогое.

(с)

9

- …а еще, догогое мигоздание… Феликс Эдмундович, вы что же, уснули? Не вгемя сейчас спать, батенька, не вге-мя!
- Миль пардон, Владимир Ильич, задумался о судьбах мирового пролетариата.
- Дело хогошее, - энергично кивнул Ильич. – Но наиважнейшим для нас является кончить.
- Диктуйте, Владимир Ильич, - Феликс преданно уставился на Великого, нервно грызя кончик ручки.
- Так бы и сгазу! Итак… «догогое мигоздание, сделай так, чтобы весь тгудовой нагод сплотился под нашими знаменами. А пгоклятых меньшевиков – в ссылку! В Шу-шенс-кое!
- Владимир Ильич, но ведь мы с вами здесь. В Шушенском.
- Тогда в Сибигь! Снег убигать! Весь!
- Во имя светлых идей коммунизма.
- Дельное пгедложение, Феликс Эдмундыч! Закончили? Отлично! Тепегь снять копию, запечатать и отпгавить Наденьке, по самым тайным каналам, - Вождь зевнул.
- Отдохнуть бы вам, Владимир Ильич, - влюблено вздохнул Феликс.
- Некогда, батенька, некогда! Вот сейчас письмецо отпгавим - и пойду агитиговать эстонских товагищей.
- Все-то вы трудах, Владимир Ильич… А что, Дорогое Мироздание ответит? И это… все в точности устроит?
- Еще как, батенька, еще как! Ну, с богом!

Феликс проводил задумчивым взглядом обширную спину Великого и, оглянувшись воровато, достал из ящика письменного стола чистый лист бумаги.

- Подействует, значит, - пробормотал он, любовно выводя заглавную букву. – «Я так хочу стать Вождем, Дорогое Мироздание! Помоги, а..? Вечно твой, плохая девочка Феликс»

(с)


Вы здесь » Библиотека имени ВИ » Самиздат » Драббл-фест


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC